Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

  • steba

календарное

Праздник, вызывающий у меня амбивалентное отношение. Как крест стал символом империи.
Собственно, он и до того был символом империи – типа как сегодня автозак, только хуже и гаже. Потом лет триста символом империи альтернативной, а потом… как всегда.
Крестовоздвижение
  • steba

Wink о «рабской» добродетели терпения

Ранняя Церковь начала [трансформацию общества и личности] с такой точки отсчета, как стойкость в молитве и отказ от идолопоклонства, которые проявлялись через hypomone – Книга Откровения видит тут величайшую христианскую добродетель. Иногда это слово означает «терпение» или «стойкость перед лицом страданий», но на самом деле это скорее «абсолютная бескомпромиссность», «непреклонная решимость», «железная воля», «способность переносить гонения, пытки и смерть, не отказываясь от своей веры». Это – одно из важнейших свойств ненасильственного сопротивления.
Walter Wink, Naming the Powers: The Language of Power in the New Testament
  • steba

Блаженство изгнанных - Бонхеффер

Блаженство изгнанных - Бонхеффер (в не самом прекрасном переводе). Просто попалось, но этот автор, убитый за правду, заслуживает особого отношения (при том, что я не со всем тут согласен):
«Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное». Речь здесь не о правде Божьей, но о страдани­ях учеников Иисуса за правое дело, за правые суждения и дела. Они, последовавшие за Христом, отделяются от ми­ра через суждения и деяния, отрекаясь от имений, счас­тья, права, правды, чести, силы; они выброшены из мира. И потому ученики становятся гонимыми за правду. Не при­знание, но отвержение – вот чем вознаградил их мир за их слова и дела. Важно, что Иисус нарекает Своих учени­ков блаженными и там, где они страдают не обязательно непосредственно ради Него, но и во имя правого дела. Им выпало то же обетование, что и нищим. В качестве гони­мых они уподобляются последним.
Здесь, заканчивая речь о наречении блаженными, мы сталкиваемся с вопросом: какое же, собственно, место в мире еще остается такой общине? Ясно стало, что для нее есть только одно место, а именно то, где наибеднейшие, про­сящие милостыню, наикротчайшие, – Крест на Голгофе. Община нареченных блаженными – это община Распя­того. С Ним она потеряла все, но с Ним же все и нашла.
  • steba

милосердие, справедливость, Товит

Я как-то сформулировал, читая Блаженства, что обычно люди отделяют милосердие от справедливости\правды, а в Библии они вместе. Помощь бедным не из жалости, а потому, что мир с ними поступает жестоко. И т.д. В этом смысле одиночные пикеты и ходить в дом престарелых – проявления одного и того же. Но мы их привычно разделяем. В частности, власти спокойно относятся к церкви, которая занимается милосердием, но когда ее люди вступаются за неправедно осужденных или избиваемых, им говорят: «Не надо политики».
Случайно наткнулся на второканоническую книгу Товита, где милосердие и гонение за правду – родно целое. Как сплошь и рядорм в жизни:

Товит говорит:
16 Во дни Енемессара я делал много благодеяний [там греческий именно о милосердии: ἐλεημοσύνας πολλὰς ἐποίουν] братьям моим:
17 алчущим давал хлеб мой, нагим одежды мои и, если кого из племени моего видел умершим и выброшенным за стену Ниневии, погребал его.
18 Тайно погребал я и тех, которых убивал царь Сеннахирим, когда, обращенный в бегство, возвратился из Иудеи. А он многих умертвил в ярости своей. И отыскивал царь трупы, но их не находили.
19 Один из Ниневитян пошел и донес царю, что я погребаю их; тогда я скрылся. Узнав же, что меня ищут убить, от страха убежал из города.
20 И было расхищено все имущество мое, и не осталось у меня ничего, кроме Анны, жены моей, и Товии, сына моего.
 
  • steba

гонения, вера, политика

Недавно умерший Ларри Хуртадо пишет о гонениях на первых христиан. Богословие никогда не отделялось от политики:

Достаточно очевидно, что римские власти стремились не столько казнить христиан, сколько отвратить их от того, в чем сами эти власти (а также значительная часть всего населения) видели извращенную и опасную форму лояльности. Таким образом, их целью была не смерть, но соответствие требованиям имперских властителей.
  • steba

Павел и рабские метафоры

Рабы
Не знаете ли вы, что кому вы предаете себя как рабы в послушание, того вы и рабы, кого слушаетесь...
Читая Павла, можно помнить о том, что рабы у Павла больше, чем метафора, или сильная метафора. В Римской империи до 40% людей были рабами - и еще немало потомков рабов или освобожденных из рабства. Конечно, это не совсем "Хижина дяди Тома" - не совсем черные в Америке на плантациях. Бывали образованные рабы, влиятельные рабы, даже рабы, имеющие своих рабов, их часто отпускали на свободу. Но суть дела в том, что раб себе не принадлежит. Их могли сексуально использовать, не отчитываясь ни перед кем. Они обязаны были хранить веру своего собственника.
Начиная с первого стиха Послания - Павел, раб - это должно было быть слышно. Для нас это совсем сказочная метафора.
  • steba

актуальность пророков

Пророчество, которое регулярно сбывается "особенно сегодня" (напомню, что пастух - скорее политический лидер, чем как сегодня принято понимать). Кончается плохо:
Ведь скоро Я поставлю над этой страной пастыря,
который о гибнущих не позаботится,
заблудших искать не станет,
больную не исцелит,
здоровую не накормит,
а съест всех овец пожирнее,
оставив одни копыта.
  • steba

Рим 13 в контексте

Если подряд читать, то многолюбимое Рим 13 становится интереснее, еще кое-что там появляется:

Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу [Божию]. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь.
Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья.
Не будь побежден злом, но побеждай зло добром.
Всякая душа да подчиняется высшим властям. Ибо нет власти, кроме как от Бога, а существующие поставлены Богом.
  • steba

Павел нарушает уголовные законы

Филимону. Если ты не выдал беглого раба - уголовное преследование нчерез 20 дней. Похоже, Павел нрушает закон. Наказание серьезное - это против государства. Обещали наградувыдавшим - 2 таланта - годовой заработок работника.
  • steba

Павел и империи

Имперская идеология всегда стремится представить отношения власти между правителем и подчиненными как нечто естественное, предопределенное, неизбежное; окружающий нас мир выглядит именно таким по той причине, что мы приближаемся к «концу истории». Для Павла то, что видно, «данность» господства империи – вещь нерелевантная. Римская власть не нуждается в утонченном апокалиптическом объяснении потому что, как Павел это понимает, она просто принадлежит к царству той ночи, которая «на исходе» (Рим 13:12).
Neil Elliott